кази-ахмед трактат о каллиграфах и художниках
 
 

Кази-Ахмед
Трактат о каллиграфах и художниках

Перевод и предисловие Б.Заходера

Заключение
О художниках-орнаменталистах, мастерах розбрызга, кита и о том, что к сему относится

Предыдущая
Оглавление

  Ранее было указано, что калем бывает двух видов: один - растительный, это подробно изложено, другой - животный; что касается до животного калема, то это - кисть. Посредством ее чудодеи в знании, подобно Мани, китайские и европейские волшебники воссели на трон страны таланта, стали мастерами мастерской судьбы. Изобразители телесной внешности и [мастера] этого чудесного искусства возводят происхождение сего таланта к чудеснопишущему, возвышенному калему пятерицы семейства под плащом, т. е. к Али, избранному, милостивому, душеприказчику Мустафа - над ним божьи молитвы и мир! - и ссылаются на то, что среди чудодейственных изображений от калема того святейшества, что украшены их золочением, они воочию наблюли; они [Али] начертали: "написал сие и украсил сие Али ибн-Абу-Талиб" 1. Относительно этого приводится рассказ в убранстве стихов:

 

  СТИХОТВОРНЫЙ РАССКАЗ

 

  Я слыхал, что китайские художники

  Впервые, как стали изобразителями,

  Кровью сердца замешивали краску,

  Набрасывали подобие роз и тюльпанов,

  Так что волос становился тонким от того желания.

  Из-за рассечения волос - их кисть из волоса!

  Они украшали одну страницу цветами

  По обычаю и красоте, как сами хотели.

  По той причине называли их китайскими,

  Что преуспел в том китайский тростник.

  Когда круг пророческой миссии дошел до Мухаммеда,

  Он зачеркнул все другие веры;

  Китайские ремесленники - китайцы по рождению,

 

  Делали первые изображения черными, Украшали также страницы молитвою.

  Захотели подобие ее от царя пророков.

  Вот только рисунками украсился лист,

  Словно поднос заполнился тюльпанами и лепестками.

  Они это понесли от глубины неверия

  С молитвою к шаху мужей Али.

  Когда царь святости увидел изображение, -

  Посредством чудодейственности он взял от них калем,

  Сделал исламское душевосхищающее начертание 2

  Так, что изменились китайские люди.

  Когда сия основа выпала из их рук,

  Стали низкими их другие изображения. 3

 

  Да не останется скрытым, что поразительные мысли и дивные идеи людей этого искусства известны во всех округах и заслуживают внимания всех владеющих зрением. Из людей искусства нет ни у кого [такой] силы воображения и тонкости таланта, что присущи этим людям. Образ, что рисуется на скрижалях мысли художника, никто не изобразит в зеркале красоты.

 

  РАССКАЗ

  Рассказывают, что некий бесподобный художник в Хорасане дружил с одним талантливым золотых дел мастером. Они не могли обходиться друг без друга. А с художником случилось разорение, и никоим образом он не мог продолжать существование в любезном отечестве. Вот замыслил он уехать в Рум вместе с золотых дел мастером, ушел из Хорасана в его содружестве в тот край. Остановились они в одном языческом храме, хитростью и обманом привлекли к себе поклонников сего храма. Прожили там годы и вошли в такое доверие, что в их руках оказались ключи от идольского храма. Однажды ночью они разбили идолов, вытащили из того монастыря несметное количество золота и серебра и, освободив себя остроумной хитростью, постепенно достигли своего любезного отечества. Спрятав в сундук золото и серебро, они положили в своем доме; во время нужды открывали и тратили. Однажды золотых дел мастер украл половину того серебра и золота, захоронил в некое место. Когда художник поглядел на сундук, он сообразил, в чем дело, но сколько ни допрашивал золотых дел мастера, тот не признавался. Волей-неволей он принужден был что-то придумать. Вошел он в сношения с одним охотником и, после посылки соответствующих подношений, взял у охотника двух медвежат, привел в дом, вытесал из дерева статую в виде золотых дел мастера и каждый раз как давал еду медвежатам, клал ее за пазуху того подобия, так что медвежата привыкли к тому. Однажды он привел в гости золотых дел мастера с двумя сыновьями и, оставив на ночь, украл у него сыновей. Утром, что ни предпринимал золотых дел мастер, не смог получить детей. [Тогда] он поспешил совместно с художником к дому судьи. Художник сказал в присутствии судьи: "Приключилось странное происшествие: я положил его сыновей на ночь в доме, а утром нашел их превращенными в двух медвежат. В смущении я не сообщил ему о тайне". Дело дошло до того, что присутствовавшие сказали: "Перевоплощений не бывает среди последователей веры его святейшества прибежища пророчества - благословение божие над ним, семьей его и мир! Быть может, он сделал что-нибудь, не соответственное вере его пророческого святейшества, вот сыновья его и приняли такой вид". Итак, позвал он медвежат в собрание, а так как прошло два срока кормления и медвежата были чрезвычайно голодны, - только их взор упал на золотых дел мастера, а они приняли его за то самое подобие, то начали совать головы за пазуху, ластиться. Все сочли это бесспорным, и оба покинули заседание. Пришла на ум золотых дел мастеру история с его вероломством, протянул он руку раскаянию и доверию, пришел в дом художника, поклонился до земли и, достав украденное золото и серебро, возвратил художнику. Тот же, взяв у него медвежат, увел внутрь, возвратил двух его сыновей, сняв покров с лица тайны, обнял своего друга и попросил извинения.

 

  СТИХОТВОРНЫЙ РАССКАЗ

 

  Рассказывают, что был некий государь,

  Ликом подобный луне, величественный, как солнце;

  У него не лицо - как бы тюльпаны сада,

  Как бы нераспустившиеся нарциссы предгорий.

  Он был близок с некиим счастливым собеседником,

  Который имел наличность таланта в руках.

  Человек, рисующий подобно Мани, так что во время начертания

  Запечатлевалось его начертание отпечатком судьбы.

  Когда он изображал воду на камне,

  Всякий, кто видел, разбивал кувшин;

  Если он протягивал калем вокруг луны,

  Луна не видела мрака заката.

  От сущности свежести, которая была в калеме,

  Он обладал влиянием жизни в начертании.

  Изображение его начертания было китайского стиля,

  Художество его было бедой для веры.

  От мира жизни он имел сотню похвал,

  Его калем держал в руках самое душу.

  Солнцеликий шах, гневом подобный небесам,

  Смотрел на своего Мани одним глазом;

  Ему был близок другой, подобный по кисти Мани,

  Но который таил в сердце ненависть.

  Он хотел устроить хитрость,

  Сыграть с ним в коварство.

  Он устроил такую уловку, что шах-миродержец

  Захотел своего изображения.

 

  То изображение.................... 4

  Он замыслил о художестве сам с собой.

  Он взял страницу, очаровывающую сердце.

  У шаха одна стрела в руке......... 5

  От стрелы во время......... 6

  Следует прищурить один глаз.

  От этой новой мысли тот мудрец

  Распутал узел из нити таланта.

  Шах нашел тогда его мысль соразмерной волшебству,

  Подарил ему в награду за труд два царства;

  Один дар - за форму мастерства,

  Другой - за фантазию.

  Из-за этого случая разбилось сердце завистника;

  Лишенный надежды, он укрылся в уголке труда. 7

 

  Как в письме шесть калемов являются основой, так в этом искусстве также уважаются семь основ: ислими, хатаи, фаранги, фасали, абр, акрэ, салами 8

 

  Да будет счастье волшебствующим мастерам кисти,

  Дающим душу чародейской кистью.

  Они прилепляются к каждому творению,

  Вызывают к жизни подобие каждого;

  Они - последователи творчества чистого бога,

  От циркульного круга небес до земной поверхности.

  Они взирают на творение,

  Снимают копию с каждой страницы;

  Их творчество - путеводитель к изображению мира,

  Калем подле них опрокинувшийся для коленопреклонения!

  Не понимаю, изображением, что он показывает,

  Как будто людям слова говорит он. 9

 

  Так как мастеров этого искусства больше того, что можно ввести в круг подсчета и в сферу ограничения, больше того, чтобы самых знакомых из них можно было счесть в мастерских ["бог ....... дает вам] различные образы и образы дает вам красивые" 10, то [сей смиренный] удовольствовался указанием на некоторых последних из них. Что же касается известных мастеров Хорасана, как-то: хаджэ Мирак, мавлана хаджи-Мухаммед 11, устад- Касим Али 12, Чихрэ-гушаи 13, после того устад Дарвиш и Халифэ Хивинский, то они не имели похожих и подобных. После них - редкость эпохи, наичудеснейший веков, мастер Бехзад, он - из Герата.

 

  Мастер времени его светлость Бехзад,

  Он выразил в полной мере дар талантливости.

  Мало рожденных в достоинстве Мани от матери времени 14,

  Ей-богу, Бехзад от нее хорошо рожден. 15

 

  Мастер остался в детстве без матери и отца; его воспитал устад Мирак Наккаш 16, который был китабдаром покойного государя султан-Хусейн-мирзы. Он преуспел в короткое время, довел дело до того, что с тех пор, как получило существование изображение, никто не видел подобного ему изобразителя.

 

  Его рисунок углем по искусству исполнения

  Лучше, чем произведение кисти Мани.

  Если бы Мани о нем знал,

  Он бы взял с него подражание.

  Является его изображение птицей, сердцепленительной,

  Подобно птице Христа, увлекает душу. 17

 

  Мастер был на поприще деятельности от радостного времени мирза-султан-Хусейна до некоторого времени от начальных дней правления шаха, чье жилище - рай, чье обиталище - высшее небо, господина султанов шаха Тахмаспа. Чудесные памятники их письма - многочисленны. Его смерть в стольном городе Герате, в районе Кух-и-мухтар; 18 он похоронен в ограде, полной живописных изображений 19.

  Дуст Диванэ - один из несравненных учеников мастера Бехзада, совершенен в искусности и способности. Некоторое время он провел в услужении государя, равного по достоинству Джаму, чье обиталище - рай, после того уехал в Индию и преуспел там. У стад-султан-Мухаммед происходит из стольного города Тавриза. В то время, когда мастер Бехзад прибыл из Герата в Ирак, устад-султан-Мухаммед был в китаб-ханэ шаха, чье обиталище - рай, чье местопребывание - райские сады, и занимался наставлением того Хосрова четырех климатов, та наивысочайшая светлость райского достоинства у него упражнялась в живописном искусстве. Устад-султан-Мухаммед лучше других изображал повадку [?] кызылбашей. Смерть его в стольном городе Тавризе 20.

  Государь, чье обиталище - рай, покоящийся в раю, вечной памяти шах Тахмасп аль-Хусейни, - да осветит бог его могилу! Хотя сие есть оставление приличий и смелость 21, но так как у наивысочайшей светлости небесного достоинства была полная охота к чудеснодейному делу и в этом искусстве они были мастером [сей нижайший], упомянул благословенное имя того, чье обиталище - рай, к благости и почету для сей честной рукописи, к украшению и благословению им в этом высоком трактате. В начале дел они [шах Тахмасп] имели большое пристрастие к упражнению в стиле насталик и в художестве, тратили на это свое благословенное время, стали несравненным мастером, в рисунке и художестве возвысились над всеми художниками; их способ обрезки калема и движение начертаний были достойны ста тысяч восхищений и одобрений.

 

  Да возвысит бог тот душеоболыцающий тростник,

  От которого получил украшение престол небес.

  Такую душу находит начертание от его тростника,

  Что жизнь стекает каплями с кончика калема.

  Он является убежищем всего творения,

  Сделала на начертании его рука поцелуй.

  Когда ему требуется калем для начертания,

  Он устраивает калем из перьев ангелов.

  От страсти к нему раковина подняла голову из воды,

  Дабы стать осчастливленной от его руки, как от облака,

  Дело калема возвысилось потому,

  Что он поместил его [калем] между двух пальцев;

  Когда калем в охоте за волосом [т. е. тонкостью] становится барабаном,

  От сего встает волос на теле льва. 22

 

  Существует много изображений и работ; того высокодрагоценного, бесподобного в айване "Чихил Сутун" 23 есть один-два маджлиса 24. В те дни дело мастеров письма и художников достигло до наивысочайшей ступени, они имели полную приближенность, все собирались в благоустроенном китаб - ханэ того, чье жилище в раю, чье обиталище в высшей сфере неба, относительно чего поэты времени сочинили:

 

  Неутеснительно прекрасно развивались

  Писец и художник ............... 25

 

  Его высочество, украшающий рай, Бахрам-мирза. У той светлости также была полная охота к живописному делу, всегда в китаб-ханэ того, чье обиталище - рай, были выдающиеся мастера письма и художники, в упражнениях живописью они достигли наивысочайших ступеней. Глава сонма талантов мира Абу-ль-Фатх султан Ибрахим-мирза - да совокупит его господь с успокоительным имамством! - были мастером в этом искусстве, имели в живописном изображении и украшении золотые руки; они совершили хорошие успехи благодаря тонкомыслию и глубокому размышлению.

 

  Волос его калема благодаря мастерству

  Душу давал неодушевленной форме. 26

 

  В священном, светлейшем Мешхеде они составили муракка из почерков мастеров и живописных изображений мастера Бехзада .............. 27 пусть мне даст землю мир Мусаввира 28 [художника], тысячу туманов за него в подарок я пришлю из Индии. Из-за этой истории его сын мир-сеид-Али, который в отношении талантливости был лучше отца, поспешил в Индию 29. Отец и сын, оба очутились в несчастном положении и там успокоились так, как сказал Газали:

 

  Я иду в сторону Индии, так как там

  Людям таланта хорошо.

  Ведь щедрость и великодушие у людей [этого] времени

  Оказались в печальном положении. 30

 

  Мавлана Кадими 31 - муж с качествами абдаля; шах - прибежище мира, чье обиталище в раю, - держал его в цветущем китаб-ханэ в качестве портретиста. Он хорошо сочинял стихи; этот начальный стих принадлежит ему:

 

  Соперник хотел придти незваным на твое угощение,

  Твой привратник запретил. О! я - пес твоего привратника. 32

 

  Хаджэ Абд аль-ваххаб и его сын Абд аль-азиз происходят из Кашана; 33 оба - несравненны в деле живописного искусства. Шах, чье жилище в раю, чье обиталище - высшая сфера рая, изволили звать Абд аль-азиза своим учеником; 34 они имели наставление в живописном искусстве у того бесподобного государя. Хаджэ Абд аль-азиз стал весьма приближенным. Подконец он сговорился с одной компанией неразумных и порочных, они подделали печать шаха, чье обиталище - рай; по той причине он лишился ушей и носа 35 Мирза Гаффар - сын кызылбаша; он преуспел так, что все его признали, был несравненен. Мавлана мирза-Али является сыном мастера султан-Мухаммеда, в живописном искусстве не имел равного и подобного; он преуспел в изображении так, что мало кто мог равняться с ним. При жизни отца он возрос в китаб-ханэ хакана, равного по достоинству Джаму. Мавлана Музаффар Али 36 - племянник по сестре писца мавлана Рустам Али, уже упомянутого в числе мастеров насталика. Его отец был хорошим учеником мастера Бехзада. Он в конце концов преуспел так, что люди сравнивали его с Бехзадом; кроме изображения он и в каллиграфической копировке имел удивительнейший почерк, хорошо писал почерком насталик, прекрасно делал розбрызг и орнаментировку, был выдающимся века в окраске и лакировке; мало кто был всеобъемлющим, как он. Он также устроил один муракка.

  Ага Хасан Наккаш происходил из Герата, он был несравненен в живописном искусстве. Он по приказанию покойного Мухаммед-хана Шараф ад-дин-оглы Таклю 37 украсил живописью внутренние помещения священной, пречистой, равной степенью небу гробницы имама Ризы - на покоящегося в ней тысяча молитв, пожеланий и благословений! Он там воспроизвел этот стих в соответствии со своими обстоятельствами:

 

  Вращался Хасан вокруг твоих дверей на пути "тавафа" 38

  Ты - кааба и устроил все его нужды.

 

  Он умер в стольном городе Герате и похоронен рядом с мазаром гератского пира, в Казаргахе, в помещении, полном живописных изображений.

  Мир Зейн аль-абидин Табризи 39 был учеником и внуком по дочери мастера султан-Мухаммеда. Он не ниже других в отношении украшения, изображения и живописного искусства занимался художеством в шахском кар-ханэ 40, был обладателем содержания и подарков.

  Мавлана шейх-Мухаммед 41 происходил из города правоверных Сабзавара, сын мавланашейх-Камаля, упомянутого ранее мастера почерка сульс. Он - несравненный художник, ученик мастера Дуст Диванэ; он хорошо писал, весьма превосходно работал насталиком. В живописи он следовал китайцам, и, сколько он в изображении ни делал китайского, люди говорили: "хорошо". В копировке он передавал почерки мастеров, поправляя кистью таким образом, что было незаметно. Он был прекрасным художником, орнаменталистом, писцом; работал в священном, пресветлом Мешхеде в китаб-ханэ возвышенного до рая султан-Ибрахим-мирзы, был придворным и обладал содержанием.

  Мавлана Камал был художником по изразцам и учеником Абд аль-азиза, художника; совместно с учителем потерял уши 42. Мавлана Али Асгар Мусаввир 43 - учитель сего смиренного, происходит из Кашана. Он также был в числе художников китаб-ханэ его высочества мирзы, был придворным и обладателем содержания. Мавлана Яри Музаххиб 44 происходил из Герата, современник мастера Бехзада; он обладал многими совершенствами и прекрасно сочинял стихи; эта газель принадлежит ему:

 

  Та, с ликом пэри, которая намеревается покинуть родину,

  Она еще не ушла, а я в надежде на ее возвращение.

  Хотя она ушла из сада сердца и очей, но осталась

  Мечта о ее стане, словно кипарис, и лице, как жасмин.

  У меня нет сил идти, нет терпения оставаться.

  Ты, о, друг! расскажи ей что-нибудь о моем положении.

  Побелели у меня глаза от ожидания - где

  Зефир, что приносит аромат ее рубашки?

  Не потайна моя способность к разговору,

  А как мне изъяснить свое положение в ее сообществе?

  Быть может, подруга сжалится надо мной, о друг!

  Расскажи повесть о Маджнуне, о состоянии ее Горокопателя;

  Быть может, от свидания с тобою получит свою жизнь Яри,

  А если не так, - одинаковы для него без тебя смерть и жизнь. 45

 

  Мавлана Гияс ад-дин Мухаммед Музаххиб-и-Мешхеди 46 - изобретатель розбрызга, несравненен в изображении и орнаменте-золочении, современник покойного мавлана султан-Али Мешхеди. Он умер в последний день лунного месяца джумада I 942 года 47 в священном, пресветлом Мешхеде и похоронен рядом с мавлана султан-Али.

  Мастер Хасан по происхождению багдадец 48, а воспитание получил в Тавризе; он был в свое время бесподобен в искусстве орнаментики-золочения; он украсил священный порог имама, мученика за веру, счастливого, смиренного Абу-Абдаллах аль-Хусейни, действительно, в этом деле обнаружил золотые руки, до прекращения времен будет предметом внимания мирян.

  Мавлана Абд ас-самад Мешхеди 49; он также был их современником, в искусстве розбрызга бесподобен. Также хорошо сочинял стихи. Эти стихи принадлежат ему:

 

  Твое серебряное тело нежно, как молодой миндаль,

  Миндалины твоих очей лучше этого,

  Твои зубы и губки, когда ты говоришь, будто

  Смешались друг с другом молоко и сахар. 50

 

  Мавлана Мухаммед Амин Джадвал 51 - из Мешхеда. Он не имел равного в орнаменте-золочении, не имел соперника в искусстве реставрации книг, розбрызга, окраски бумаги, особенно различных абри. Он - учитель сего смиренного. Он не имел в своем искусстве подобного себе, обладал многими совершенствами и способностями. Упокоился в священном Мешхеде.

  Мавлана Абдаллах Музаххиб 52 происходил из Шираза, в орнаментации-золочении и фронтисписи он имел золотые руки, никто не работал лучше, чем он, по окраске и лакировке. В течение двадцати лет он был в китаб-ханэ царевича изобилия полезностей Абу-ль-Фатх султан Ибрахим-мирзы, обладал придворной службой и содержанием; после упокоения той наивысочайшей превосходительности, оставив придворную службу, он поселился в священном, пресветлом Мешхеде, приняв обязанности слуги при святилище небесноподобной гробницы, при могиле его высочества, степенью равного небу.

  Мир Яхья - из сеидов, истинных по происхождению, стольного города Тавриза, не имеет соперника в орнаментации-золочении, является мастером времени: он - в высшей степени дервиш, бедняк, нетребователен, всегда занят делом. После беспорядка от злосчастных румийцев и разрушения стольного города Тавриза он проживает в городе исповедующих божие единство Казвине.

  Абу-ль-Масум-мирза по происхождению из наивеличайших эмиров муслю-туркменов, сын дяди [по матери] шаха, достоинством равного Александру Абу-ль-Галиб султан-Мухаммед-государя. Изысканность его изображений не имеет себе равной в рисунке. Все свое время он тратит непрерывно на искусство и занятия, ни на мгновение он не остается свободным от дел и занятий художеством. Он бесподобен в художестве, в искусстве резьбы, реставрации книг, розбрызге, переплетном деле, картонном искусстве, вырезывании печатей, принадлежностей для стола, ложек, работе по ляпис-лазури и другой тонкой художественной работе. Длительное время .................... 53 дни юности довел до седины, все благородное время он тратил на художество и теперь занят тем же самым.

  Сиавуш-бек-раб-слуга шаха, чье обиталище в раю. В изображении он - выдающийся ученик художника мавлана Музаффар Али. В этом деле он редкостен по силе выразительности калема и могуществу над начертанием; чрезвычайно способен. Ныне он поотстал от того дела и не работает 54.

  Мавлана Хабибаллах из Савэ, жил в Куме, по ловкости рук стал тем, на кого указывают миряне пальцем, в отношении художества сделался душеобольстителем людей [этого] времени, день ото дня совершенствуется.

  Садики-бек 55 происходит из племени афшаров, в деле художества и изображения - несравненен и бесподобен; ныне ему поручено исполнение должности китабдара шаха завоевателя стран, тени всемогущего. Он сочиняет очень хорошо стихи; имеется много принадлежащих ему касид, кита, газелей и рубаи. В изображении, окраске, изображении лиц............ 56 до того довел, что понимающие люди изумляются, глядя на это. В отношении храбрости и отважности он может не ставить себя ниже смельчаков [этой] эпохи. Художник красоты 57 ага-Риза является сыном мавлана Али Асгара58; правильно, что время гордится его существованием, ибо в расцвете юности он довел до такого мастерства изящество кисти, живописность и сходство, что если бы были живы Мани и Бехзад, они бы по сто раз в день хвалили его руку и кисть. В настоящую эпоху он не имеет соперника; мастера-художники, искусные живописцы, которые живут в наше время, признают его безукоризненным. Он похитил у предшественников мяч первенства и все еще имеет дни для совершенствования; надо надеяться, что преуспеет. Он назначен на должность придворной службы могущественного государя семьи пречистых имамов. Один раз он совершил такое изображение, что тот славный государь невольно изволил выразить тысячу одобрений и похвал. Хотя в эти дни сей раб не удостаивался встречи с ним и они незнакомы с сим смиренным, но все же ученичество [сего нижайшего] по отношению к ним действительно59. В то время как его почтенный родитель был в священном Мешхеде в китаб-ханэ его высочества мирза-Абу-ль-Фатх Ибрахим-мирзы, около десяти лет он жил в доме отца сего нижайшего, который был в должности везира при его высочестве мирзе. В ранней молодости сей нижайший упражнялся у них в искусстве арабеска60, и наши семейства не теряли связи по причине близости Кума и Кашана. Мавлана Бадр-Али Кати происходил из Бадахшана, пришел в священный Мешхед, ходил одетый в дервишское одеяние и войлок, был до чрезвычайности просветленный и добродетельный. Он глядел на образцы письма мир-Али и вырезал таким образом кита, что не было никакой разницы и преимущества между этим вырезанным и тем отрывком; все, что оттуда выходило, становилось кита, и то вырезанное было само кита красивее, чем то [?]. Он упокоился в священном Мешхеде. Многие люди учились у него, следовали ему, но не могли сравняться с ним. Мавлана Кепек происходил из Герата. Он хорошо делал акс. Он уединился для религиозных целей в священном, пречистом Мешхеде, равном достоинством высшему небу, проживал в медресе Шахрухи, совершая изобретения и приобретения в том искусстве. Он создавал диковинные изображения, чудные рисунки, редкостные окраски. Его аксы освободили людей от розбрызга61.

  Мавлана....... бек Табризи был несравненный переплетчик, бесподобный мастер кожаного переплета. Он так был в том деле редкостен и искусен, что в корешок сшивал листы рока и переплетным ножом выравнивал дни судьбы, его работа углов была подобно звездам, а работа медальона - словно солнце. Он был очень беден и экстатичен. Ввиду беспорядков от злосчастных румийцев он прибыл в стольный город, принялся за дело, намереваясь поселиться в городе правого пути. Господь не помог, - "ни одна душа не знает, в какой земле умрет он", - он упокоился в чумную эпидемию в 1000 г. 62 в стольном городе - на него милость от возлюбленного бога!

  Мавлана Яхья происходит из Казвина, в реставрации книг, окраске бумаги и абри очень ................ имеет в отношении бумаги абри хорошие приобретения и абри...............и большую часть времени в соборной мечети стольного города в услужении...... и споспешествование к окончанию от бога 63..........




1)То же возведение живописи к Али ибн-Абу-Талиб у Дуст-Мухаммеда (BWG, 183)

2)Ср. Дуст-Мухаммед (BWG, 183)

3)Размер: мутакариб

4)Рукопись дефектна

5)Рукопись дефектна

6)Рукопись дефектна

7)Размер: хазадж

8)Хатаи - китайский; фаранги - европейский; акрэ - Агра (?); абр - "облака", ср. абри (Рук. 146, 150); ислими - в персидско-русском словаре Steingass переведен, как "а species of painting", в словаре Ягелло - "сорт краски". Алам ара, 33, приводит стих по поводу поражения при Чалдыране Исмаила I османским султаном Селимом, в котором Исмаил I назван своим литературным прозвищем Хатаи, а султан Селим - Ислими

9)Размер: мутакариб

10)Коран, 40, 66; в тексте только конец айята, в скобках нами приводится сокращенно начало

11)Упомянут Хабиб ас-сияр, III, 342; В. В. Бартольд. Мир-Али-Шир и политическая жизнь, стр. 160

12)Агnо1d, 139-140: перевод Хабиб ас-сияр и Хуласат аль-ахбар - подробная биография мастера

13)Чихрэ-гушаи: Edwards, 208 - "художник", BWG, 189-190: "портретист"

14)Первое и третье полустишия - рубаи, по содержанию весьма близки стихотворной хронограмме Дуст-Мухаммеда (BWG, 186): "единственный века Бехзад, тот, подобно которому мало рождено из чрева матери дней"

15)Рубаи

16)Наиболее полную сводку биографического материала о Бехзаде см. R. Ettinghpusen. Enzyklopaedie des Islam, Erganzungs band, Lieferung I, s.s. 40-42

17)Размер: усеченный мутакариб

18)Казаргах? А. А. Семенов. Рукопись "Бустан" шейха Са-ади и т. д., op. cit, "гора Мурад"

19)Указание на место нахождения могилы Бехзада в Герате в нашем трактате - единственное в литературе; см. в дополнение к статье R. Ettinghousen - Б.П. Денике. Живопись Ирана, 1938, стр. 85 и т. д., а также статью С. Xанеари. Армаган, 1937, № 4

20)Общий обзор о султан-Мухаммеде: Sakisian, 110-115

21)Та же извинительная фраза за дерзость упоминания имени шаха среди мастеров в Алам ара, 127

22)Размер: мутакариб

23)"Сорок колонн" - разумеется казвинская постройка шаха Тахмаспа; айван - портал, ниша

24)BWG, 189: group pictures, жанровая картина

25)Рамал. Текст испорчен

26)Размер: хазадж

27)В рукописи пропуск

28)Sakisian, 116-117, называет отцом мир-сеид-Али мир-Мансура художника из Бадахшана

29)Sakisian, 116-117, называет мир-сеид-Али одним из основателей школы индо-персидской миниатюры в Индии

30)Размер: хафиф

31)BWG, 186: Мухаммед Кадими, Sakisian, 53, указывает на миниатюру за подписью Кадими

32)Размер: хазадж

33)Sakisian, 112, note 3, .с ссылкой на Али называет местом происхождения Абд аль-азиза гор. Исфахан

34)Sakisian, 112, note 3, с ссылкой на Аали называет шаха Тахмаспа учеником Абд аль-азиза

35)Ср. Sakisian, 120-121. Б. П. Денике. Живопись Ирана, 123: со слов Аали, Абд аль-азизу был отрезан нос за попытку бежать в Индию

36)Алам ара, 127: упомянут в числе выдающихся художников времени правления Тахмаспа

37)Зейн аль-абидин, 274 а: Мухаммед-хан Шараф ад-дин умер в 1556/57 (964) г.

38)Размер: муджтасс. "Таваф" - обряд, сопровождающий паломничество в Мекку, - хождение процессии вокруг "каабы"

39)Алам ара, 127; англ. пер. Arnold, 141

40)Кар-ханэ - ателье, мастерская

41)Алам ара, 128; англ. пер. Arnold, 143; у Arnold: Ширази

42)Sakisian (по Аали), 121, вместо мавлана Камал упомянут мулла Али Асгар

43)Алам ара, 128-129, упомянут в числе художников мастерской шаха Тахмаспа; англ. пер. Arnold, 143

44)Упомянут у мирза-Мухаммед Хайдар Дуглата (BWG, 191); также Алам ара, 129, в биографии мастера Хасана Багдади; англ. пер. Arnold,. 144, поименован "Бари" (?)

45)Размер: муджтасс

46)"Мешхедский орнаменталист-позолотчик"

47)26 ноября 1535 г.

48)Алам ара, 129; англ. пер. Arnold, 144

49)Saldsian, 116-117: один из основателей Индо-персидской школы миниатюры

50)Рубаи

51)Джадвал - линия, отделяющая поля в рукописи; в хороших рукописях поля отделены от текста рамкой

52)Алам ара, 129; англ. пер. Arnold, 144

53)Текст испорчен

54)Алам ара, 128; англ. пер. Arnold, 143: указывает, что Сиавуш-бек работал в шахском китаб-ханэ еще во время правления Исмаила II

55)Алам ара, 127; англ. пер. Arnold, 142: весьма близкая к кази-Ахмеду биография Садики-бек Афшара, художника, поэта и отважного воина

56)Слово не разобрано

57)Мусаввир-и-зиба

58)Edwards, 207-208, приводит текст своей рукописи и английский перевод отрывка о художнике ага-Риза; имя "Али" у Edwards, р. 207, отсутствует

59)Edwards, 208

60)Пичак; в нашей рукописи термин не имеет подстрочных точек. Перевожу термин, следуя Edwards, 208

61)Переводимый всюду через "розбрызг" (афшан) термин обозначает покрытие фона золотой пылью (А. А. Семенов. Рукопись "Бустан" Сзади работы гератского мастера и т. д., op. cit; термин акс, имея в основе значение "отражение (света)", в соединении с глаголом в современном персидском языке означает фотографирование. Б. м., "акс" в нашем трактате покрытие фона силуэтами (растений, цветов, животных и т. д.)

62)1591/92 г.

63)Остатки колофона

Предыдущая
Оглавление

 
 


Besucherzahler sex search
статистика посещений

Hosted by uCoz