кази-ахмед трактат о каллиграфах и художниках
 
 

Кази-Ахмед
Трактат о каллиграфах и художниках

Перевод и предисловие Б.Заходера

О лучших каллиграфах

Предыдущая       Следующая
Оглавление

 Мавлана Сими Нишапури был чрезвычайно талантливым мастером в искусствах. Он стал мастером письма в священном Мешхеде, степенью равном высшей сфере небес, и учительствовал в школе. Он писал семью почерками 1, не имел равного в мастерстве стиха, переписки и загадки, был выдающимся эпохи в писании красками, одноцветном рисунке, розбрызге, украшении-золочении, имеет трактат об этих искусствах, им также написано сочинение по эпистолярному искусству. Он - мастер искусства. Дети вельмож благодаря своему счастью кое-чему у него обучались, и каждый, кто обучался у него, достигал какой-нибудь степени. Хаджэ-Абд аль-хай, мунши, является его учеником. Современники считали неоспоримым......, 2 что мавлана Сими в один день высказывал и писал две тысячи стихов, чего нет ни у кого из поэтов и писцов. Для надписи на гнезде своего перстня он произнес этот стих и отдал граверу выгравировать:

 

 В один день в хвалу чистому царю творения

 Сими две тысячи стихов сказал и написал. 3

 

 И этот стих принадлежит также ему:

 

 Сердце бедняка, нуждающееся, жаждущее,

 Нет терпенья в груди от любви к твоим бровям. 4

 

 И еще:

 

 На край крыши пришла та луна, сказала: "Надо умереть тебе,

 Ибо солнце прекрасной жизни пришло на край крыши". 5

 

 И эта загадка на имя "наджм" принадлежит ему:

 

 Не вмещается от радости мозг в коже,

 Когда Сими......... 6 тем устам 7.

 

 Мавлана мир-Али происходил из великих сеидов стольного города Герата. Он похитил у всех в письме мяч первенства и превосходства. В основах этого стиля письма он является зачинателем новых правил и похвальной манеры, но не равняется с мавлана султан-Али, почему и сочинили полустишие:

 

 Верно, что ни один эмир не равняется с султаном 8.

 

 Мир вначале учился у мавлана Зейн ад-дин Махмуда 9, после того в священном, пречистом, возвышенном Мешхеде находился в услужении мавлана султан-Али, упражнялся и там получил развитие. Он довел крупное и мелкое [письмо], кита и переписку до наивысшей ступени [совершенства] и возложил на столь высокий свод, что туда не достичь руке ни одного из каллиграфов. В числе памятников той эпохи эти стихи написаны блистающим рассыпающим жемчуг калемом и водружены на высокогаллерейных зданиях обители сеидства, усыпальницы имама Ризы, степенью, равной высшей сфере неба, - на паломников ее тысяча тысяч милостей и благословений!

 

 Мир на семейство Та-ха и Иасин! 10

 Мир на семейство благости пророков!

 Мир на Цветник, в котором отпускаются [грехи],

 [Мир] имаму, покровительства царства и веры.

 Истинному имаму, единственному царю,

 Сокровенное убежище дверей которого - место поклонения султанов,

 Царю дворца тайнознания, цветку сада милости,

 Луне зодиака могущества, жемчужине ларца величия,

 Али ибн-Муса Риза, которому от его Бога

 Стал титул "риза" 11, ибо милость была у него обычаем.

 

 И еще из его творений:

 

 Райские гурии ищут аромата его лика,

 Праха его жилищ на мускусные косы.

 Если ты хочешь взять в ладонь его полу,

 Ступай, убери полу от всего, что кроме него,

 Слуга семьи Али-Али Хусейни 12.

 Последним эмир изволил написать стих этой газели:

 Когда отведает Джами 13 сладость меча его любви,

 Что за горе, если его поразит кинжал ненависти противника.

 

 И эти два двустишия мир сочинил относительно даты той надписи средним почерком. С каждой стороны той страницы, написавши внизу косо по два полустишия этаким образом, он изволит строить хронограмму:

 

 Осталось на странице дней от мускусного моего пера

 Воспоминание, о котором будут говорить люди пера,

 Относительно даты, месяца и года надписи; сегодня

 Десятого зу-ль-када, 14 перо судьбы свершило начертание 15

 

 И эти стихи также от плодов искусной природы мира; он их написал крупным письмом и также укрепил в городе против изголовья.

 Отрывок из его творений:

 

 Этот редкостный стих в хвалу восьмого имама,

 Наследника пророческого знания, драгоценной наличности повелителя правоверных,

 Каабы господ счастья, киблы людей веры,

 Того царя-царей, который пришелся порогом для небожителей,

 Сие также признак его превосходства, что этому стиху

 Год написания пришелся "хвала восьмому имаму" 16.

 

 И это рубаи также из его стихов; оно написано вслед за тем:

 

 О, прах твоих дверей - место поклонения для знатных и простых,

 Честь семи стран - сие чудное место!

 Всякий, в сердце которого отсутствует огонь любви к тебе,

 Пока существует, пусть будет в сотнях горестей и огорчений.

 

 Этот отрывок сочинен: в честь Захир ад-дин Мухаммед Бабур-мирзы 17 ибн-Умар-шейх ибн-султан Абу-Саид ибн-султан Мухаммед ибн-мирза Миран-шах ибн-эмир Тимур Гургана, государя царств.

 

 Моя голова - прах дверей государя царства слова,

 Гордости царей царств, чести рода Тимура,

 Государя мудрых, океана благородства, рудника щедрости,

 Главы талантливых, шаха Мухаммеда Бабура. 18

 

 И еще из стихов мира в изъяснение предыдущего:

 

 Ты - владыка века и глава всякого, не имеющего родины,

 Ты - хакан доблести и Хизр, 19 времен.

 После твоей речи нет сейчас во вселенной

 Собрания смыслов, ты - шах царства слова.

 

 И это рубаи он сочинил в Бухаре для Убейд-хана Узбека, 20 и написал крупным почерком:

 

 Да будет хан распростирающим сень на каждую главу,

 Тебе друг - счастье, будь удачлив!

 Будь успевающим в сердечных желаниях!

 О, боже! Тебе да будут покорены горизонты! , 21

 

 И это рубаи также принадлежит миру, оно - очень любовно:

 

 Черные очи твои горько убили меня, что мне делать?

 Они похитили терпенье и покой моего сердца, что мне делать?

 Без тебя у меня нет терпенья на один вздох, что мне делать?

 Короче говоря, мое дело ушло из рук, что мне делать?

 

 И эта загадка на имя "Махди" принадлежит миру:

 

 Блажен тот, кто захвачен любовью,

 Стал отчужденным от себя и знакомых,

 Сразу освободился от оков разума,

 Стал в питейном доме без головы и ног. , 22

 

 И этот отрывок он изволил сочинить относительно письма, законов упражнения и мастеров в письме:

 

 Существует пять добродетелей; если их не будет в письме,

 Быть мастером в письме согласно разуму - дело безнадежное:

 Точность, осведомление в письме, добротность руки,

 Терпение в перенесении труда и совершенство письменного снаряжения.

 Если из этих пяти в одном произойдет недостаток,

 Не получится пользы, хоть старайся сто лет. , 23

 

 Мавлана прожил некоторое время в стольном городе Герате. Когда Убейд-хан Узбек отнял власть в стольном городе Герате у покойного Хусейн Шамлу и попечительство царевича, ангелоподобного Сам-мирзы, он изволил перевести мавлана мир-Али вместе с другими видными людьми Герата в Бухару в 935 году. , 24. Мир провел некоторое время в Бухаре в китаб-ханэ Абд аль-азиз-хана, 25, сына Убейд-хана, и этот отрывок, ставший всесветно известным, мир сочинил в то время в Бухаре из-за чрезвычайности душевного расстройства и горести:

 

 Целую жизнь от упражнений согнутым был мой стан, как арфа,

 До тех пор, пока почерк у меня, несчастного, не стал этакого канона,

 Меня требуют все цари мира, а у меня

 В Бухаре печень из-за средств к существованию облилась кровью, 26,

 Сгорело от печали мое нутро. Что мне делать? Как устроиться?

 Ведь нет у меня из этого города дороги для выхода,

 Это несчастье пришло теперь на мою голову от красоты письма. , 27

 Увы! Мастерство в письме стало цепью на ногах у меня, безумного, 28.

 

 В Бухаре мавлана и изволил отправиться в мир вечности, 29 - на него милость возлюбленного Бога! Муракка, кита и писания мира распространены в пределах четвертой населенной части вселенной.

 Хаджэ-Махмуд ибн-хаджэ-Исхак аш-Шахаби происходит из поселения Сиавушан 30 стольного города Герата. Его отец хаджэ-Исхак во времена управления Дурмыш-хана Шамлу был градоначальником [калантар] стольного города Герата. В то время, когда Убейд-хан захватил Герат, как было упомянуто, он отвел хаджэ-Исхака с родственниками и детьми в Бухару, так что мавлана мир-Али был их спутником. Он взял в ученики хаджэ-Махмуда ввиду того, что они были из одного города, он у него воспитался и развился. Хаджэ-Махмуд дошел у мира до такой степени, что некоторые считают его письмо выше, чем письмо мира. Сам мир говаривал: "я, мол, приобрел ученика лучше себя". Этот отрывок мир сочинил относительно него:

 

 Хаджэ-Махмуд несколько времени

 Был учеником сего нижайшего и смиренного.

 Я научил его от малости разума

 Тому, что знал из малого и великого;

 Из-за его обучения мое сердце обливалось кровью,

 Пока почерк его не получил образа писания.

 В отношении его не произошло оплошности,

 Однако и он также не делает погрешности.

 Хорошее и плохое - все, что он пишет,

 Все он делает в честь сего смиренного. 31

 

 Хаджэ-Махмуд, после того как некоторое время провел в Бухаре, истосковался в том месте, прибыл в Балх, там поселился, собрал большое общество и не имел нужды в переписке. По этой причине его письмо редкое; приближенные тамошних султанов, всякий, кто приходил с ним повидаться, докучал ему [просьбой написать] 32 кита. Он хорошо играл на лютне и шатаргу и похвалялся более играми и забавами 33.

 Мавлана Махмуд Чапнавис 34. Он был мастером письма стольного города Герата и писал насталиком со вкусом и чисто. Он изобрел письмо, из составления букв которого получались изображения людей и животных 35. Так, он написал с двух сторон это полустишие "цена на сахар и рафинад понизилась из-за места, где много сахара" 36, в виде трех-четырех людей, которые как бы были один под другим; и изображения и письмо были в совершенстве искусности и прелести. В стихах его прозвищем было "Маджнун"; книга "Наз-о-ниаз" состоит из его стихов; книга "Лейла ва Маджнун", также из его стихотворений, написана в честь его величественного высочества, прибежища милости Сам-мирзы, и его высочество мирза в сборнике "Тухфат-ас-Сами" упомянул о нем подробно 37.

 Это - стих из касиды, которую он сочинил в восхваление Господина султанов, слуги его святейшества, повелителя правоверных шаха Тахмаспа:

 

 Бирюза небес в твоем перстне,

 Лик земли целиком под твоей печатью. 38

 

 Мавлана Махмуд Маджнун написал рассуждение относительно почерка и обучение буквам изложил некоторым способом 39.

 Мавлана Абди 40 происходит из Нишапура. Он очень хорошо писал насталиком, был несравненным писцом и, ставши приближенным султанов, большую часть времени провел в придворной службе у шаха, прибежища милости, пребывающего в раю, Господина султанов, справедливейшего из хаканов, вечной памяти шаха Тахмаспа, - да освятит господь его могилу! Мавлана шах-Махмуд Зарин-калем - его племянник [по сестре] и ученик. О нем также рассказывают, что он говорил в обстоятельствах раздражения мавлана шах-Махмуду: "О, несчастный! стремись стать мастером в письме. Если ты не будешь писать подобно мне, по крайней мере будешь писать подобно султан-Алиишке и мир-Алиишке" 41.

 Мавлана Абди сочинял хорошо стихи, у него очень красивые произведения. Это - от плодов его таланта:

 

 Тот прах дверей нам достаточен в качестве трона султанатства,

 На голове нашей золотая корона из молний горестных восклицаний,

 О, сердце! Держи натянутыми, как Абди, поводья терпенья,

 Ибо вполне достаточно твоей страсти к луноподобным 42

 

 Мавлана Низам ад-дин шах-Махмуд Зарин-калем 43 является его учеником; он происходил из нишапурского края и в переписке был несравненный, не имеет подобного себе. Многочисленны его кита, как крупные, так и мелкие. Он написал "Хамсэ" почерком губар для шаха, равного достоинством Джаму, чей дворец в раю, Господина султанов, справедливейшего из хаканов, так что все мастера удостоверили, что так правильно и чисто не исполнял ни один мастер почерка; это "Хамсэ" завершено живописными изображениями мастера Бехзада, художника. 44 Мавлана в дни развития, юности, произрастания и всего существования и жизни находился в свите шаха, чья обитель в вышнем раю. Некоторое время он проживал в стольном городе Тавризе, в медресе Насириэ, на верхнем этаже [бала-ханэ] северной стороны того места. В конце дела, когда тот государь достоинства Сатурна соскучился от русла письма и живописи и занялся важными делами царствования и государства, благоустроением поселений и устройством народа, 45 мавлана, получив отпуск, прибыл в священный Мешхед, степенью равный высшей сфере неба, там поселился и проживал в верхнем этаже, в медресе, известном под именем "Кадамгах-и-хазрат-и-имам", - на него самые отличные благословения и приветствия! - что помещается в стороне здешнего Чахар-бага, занимаясь паломничеством и поклонением; вместе с тем он работал, писал кита. Добродетельные друзья, посещая его, были счастливы его беседой. Он прожил таким образом около двадцати лет. Мавлана никогда не стремился к обзаведению семьей, не был женат, работал и жил согласно требованиям честного айята: "Бог благовествует тебе о Иоанне, который будет великим девственником, пророком, одним из числа праведных"; 46 он не имел также близких и родных, был уединен и одинок. Ни в каком отношении он не был получателем пенсий и содержаний, ни от кого не искал какого-либо покровительства. Он скончался в высоком, пречистом, священном Мешхеде в 972 году, 47 похоронен рядом с мазаром покойного мавлана султан-Али. Мавлана шах-Махмуд сочинял очень хорошо стихи; он сочинял хорошо стихи разных видов: касиду, газель, кита и рубаи. Эти стихи из его касиды, которую он сочинил в хвалу его святейшества имама-льва, - на него благословение и мир! Он написал ее крупным письмом и поместил в проходе обители сеидства:

 

 О, Господи! Хотя всю жизнь Махмуд-писец

 В непокорстве исписывал тетрадь,

 Проведи по слову его прегрешения черту прощения

 Во имя Али - сына Муса сына Джафара.

 Милосердие! Ибо я, мало стоящий,

 В неведении разом провел времена.

 Как часто при воспоминании грехов в забвении

 Я золочу лицо слезою раскаяния!

 В своей милости, государь, прощающий прегрешения,

 На письме грехов его проведи черту от начала до конца. 48

 

 Эти стихи - из той касиды, которую он сочинил в хвалу того святейшества, - благословение божие и мир над ним! - написал крупным письмом и поместил в проходе обители сеидства той гробницы, степенью равной высшей сфере неба. Мавлана сочинил около пятисот стихов: касид, газелей, кита, рубаи. Вот газель, принадлежащая ему, написана для украшения этой рукописи:

 

 Мое сердце искало уста подруги и потеряло себя.

 Когда око отметило на ее рубиновых устах улыбку,

 Расцвел бутон сердца; душа обрела новую жизнь

 С тех пор, как она открыла уста, дающие жизнь, и заговорила.

 Какая милость! когда ее очи - мучители ныне -

 Взглянули на измученных сердцем с милосердием.

 Когда подруга сочла меня в своре своих собак,

 Она сделала меня дорогим и уважаемым меж людьми.

 Всякий, кто, как Махмуд, отказался от мира,

 Добился многочисленных наслаждений в уголке

 бедности и воздержания.

 -----------------------

 О, сердце! Я сильно собою опечален .

 О, если бы моего существования не было!

 Я не провел ни одного дня в своей жизни

 Так, чтобы оно было угодно предмету поклонения.

 Ни одного раза бедняк и несчастный

 Не стал доволен моим благодеянием.

 Такого нестоящего перед творцом и тварью,

 Подобно мне, другого не существовало

 Зефир, благостно унесись в ее сторону

 Скажи ей: "О, итог жизни!

 Ты - солнце красоты и, однако, не достаются

 Людям крупицы расположения от твоего сердца.

 Так как доброта необходима при красоте,

 Ничего не делай, насколько можешь, кроме доброго".

 В те края, где нет красиволикой ,

 Я не пойду, хотя бы все было раем, -

 Оттого, что, кроме красивого лица, в мире

 Для меня все существующее - безобразно.

 Никогда ты не пройдешь мимо униженных,

 [Не бросишь] из-за кокетства взгляда в сторону молящих.

 Ты упоена вином красоты! нет у тебя

 Сочувствия к сердцам [тех], кто ранен в грудь.

 

 Сей нижайший, смиренный в 964 году, 49 в дни молодости добрался до священного, высокого Мешхеда и в течение восьми лет был у той подобной вечности гробницы. Мавлана занимался писанием и созданием кита; в течение восьми лет он был еще в оковах жизни. Сей нижайший некоторое время упражнялся и обучался письму у мавлана.

 Мавлана Касим Шадишах был из признанных мастеров в письме; в этом отношении его считают соперником мавлана султан-Мухаммед Хандана. Он со вкусом работал кита50.

 Мавлана Джамшид Муаммаи 51 - сын мавлана Ахмед Руми 52, но развился в стольном городе Герате, там стал мастером в письме. В искусстве загадок он, не имея себе равного и подобного, является одной из знаменитостей.

 Мастер эмир-сеид-Ахмед Мешхеди - над ним милость его святейшества! - был из сеидов-хусейни высокого пречистого Мешхеда. Отец его занимался свечным делом. Он, когда обрел образ письма и нашел вкус в нем, пошел в стольный город Герат к мавлана мир-Али, вошел в число учеников; под руководством мира письмо его получило развитие, он стал мастером в письме, стал выдающимся из учеников мира; все, что он писал, не разнилось от стиля мира. Из Герата он попал в Балх, из Балха ушел в Бухару, там также жил при мире, работая в китаб-ханэ Абд аль-азиз-хана - сына Убейд-хана Узбека 53. Он хорошо писал крупно и мелко. После смерти Абд аль азиз-хана Ахмед возвратился в священный Мешхед, степенью равный высшей сфере неба. Проведя некоторое время в наисвященном Мешхеде, он отправился ко двору высокодостойного государя, Господина султанов, справедливейшего из хаканов, поехал в Азербайджан и Ирак, некоторое время был придворным в высокой свите, был вхож в раеподобные собрания того государя, равного по достоинству Джаму, получал покровительство. В те дни мир-[Ахмед] занимался посланиями, что писались к государю Рума и его людям. Получив затем увольнение, он прибыл в высокий Мешхед. Решено было, чтобы он совершал писание для государя, чье жилище в раю. Ему был назначен перевод, который покойный ага-Камали, везир Хорасана 54, ему доставил из средств государевых имений; также соблаговолили ему пожалование в священном, пресветлом Мешхеде. Мир около пятнадцати лет спокойно и радостно занимался делом писания и составления кита в том хранимом пречистом [месте]. Много безбородых из Мешхеда и тюльпанощеких из той округи и ее пределов упражнялись и обучались письму в услужении миру; в то время базар любви и упражнений был горячий, каждую неделю два дня происходили в их помещении скопление увлеченных, помещение мира было словно цветник, место прогулок и любования. Мир имел двух выдающихся учеников, которые были предметом его попечения и к которым он прилежал душою; оба они были по происхождению мешхедцы и совершили полное развитие. Один - мавлана Хасан-Али; он после смерти мира очутился в Герате, некоторое время там прожил, оттуда прибыл в Ирак, а из Ирака ушел в паломничество к высоким местам поклонения. Три-четыре года он пробыл в Багдаде, а оттуда направился на поклонение двум честным святыням и в 1003 году 55 умер в Хиджазе. Другой - мавлана Али-Риза. Они оба писали очень хорошо, со вкусом, в Хорасане были признанными мастерами в письме. Хакан, чье местопребывание в раю, в высшей небесной сфере, благодаря речам некоторых корыстных людей, отвративши от него [мира] расположение, отобрал переводы и годичные пожалования. Мир при помощи некоторых купцов .... 56 уплатил за то, намереваясь уехать в Индию. Тот план не осуществился. В конце концов дела мира пришли в полное расстройство. Так как покойный мир-Мурад хан Мазандеранский в 964 г. 57, во время пребывания в священном, высоком Мешхеде в течение одного года по благочестивым целям, познакомился с миром, то произошло так, что он послал одно лицо за ним с некоторыми определенными средствами. [Мир] отправился в Мазандеран и несколько лет прожил в той области. Из Мазандерана он снова возвратился в наисвященный, светлейший Мешхед для свидания с детьми; в это время вступил на трон султанатства и верховного правления шах, равный по достоинству Джаму, - шах Исмаил Второй 58. За миром кого-то прислали, мира из священного Мешхеда привели в стольный город Казвин, мира всячески обласкали, дали место в верхнем этаже при воротах сада Садат Абад. Когда шах Исмаил упокоился в обители вечности, мир снова возвратился в Мазандеран и умер в Мазандеране в году 59. Мир имел двух хороших сыновей, они упражнялись, но не заняли места мира. Мир очень хорошо сочинял стихи и по временам проявлял благотворительность. Эти стихи принадлежат ему:

 

 В ночи разлуки с тобою, о сребротелая, я сгораю.

 Ты - свеча пиршества других, а сгораю я.

 Иногда, из-за завесы, было мое существование скукой,

 А иногда я имел о судьбе сотни тщетных мыслей,

 Неожиданно я попал в тенета некоей очаровательницы,

 От всех цепей я стал спокоен душою.

 ----------------------------------------

 Когда покушение на мое сердце сделала ты, сребротелая,

 Унесла у меня сразу покой и отдых;

 Теперь сердце унесла и посягает на душу.

 Увы, нет иного средства, как смерть.

 

 Сей смиренный два раза, когда отправлялся в священный, пресветлый Мешхед и занимался учением, вместе с тем брал у мира упражнение, обучался у них письму, был в качестве его ученика. Мир изволил написать на имя сего смиренного один муракка, несколько отдельных строк и множество кита; это все утерялось из-за изменчивости времен и событий, неустроений вероломной судьбы и помех злых людей.

 Мавлана Малик, хотя имеет известность в качестве дейлемца, но он - казвинский Фильвакуши 60. Вначале он упражнялся у отца, мавлана Шухр-Эмира 61, в письме сульсом. Он прекрасно писал насх и письмена "шестерки". Не подписанное его именем писание никто не отличит от писаний мастеров "шестерки". В конце концов он перешел на насталик и стал в этой отрасли выдающимся века, более известным, чем в чем-либо. Он был незаурядным в отношении мудрости и духовного водительства; он тратил большую часть времени на изучение и диспуты 62. Вначале он был в возвышенной семье его высочества, чье прибежище - милосердие, Кази-и-Джихан, вакиля, в высокой свите. В те дни учитель ученых хаджэ-Джамал ад-дин Махмуд Ширази, величайший из ученых исследователей, был также при той высокой семье; они [мавлана Малик] учились у него. После того, согласно высокому приказу государя, покоряющего климаты, он занял место в китаб-ханэ царевича, украшающего мир, победоносного султана Ибрахим-мирзы; в 964 году он отправился вместе с мирзой в высокий Мешхед. В течение полутора лет он проживал в том цветнике. В те дни сей смиренный некоторое время упражнялся у них в письме. Когда Господин султанов, распространитель веры имамов, чистых и невинных, окончил в стольном городе Казвине постройку благословенного дворца, и назрела нужда в каллиграфической работе, получил честь издания приказ, влиятельный, как судьба, об истребовании мавлана; царевич, достоинством подобный Сатурну, должен был прислать его [мира] ко двору убежища вселенной. Согласно приказанию, тот, прибыв в стольный город, приступил к тем обязанностям. Надпись в саду Садат Абад также принадлежит письму мавлана, а хронограмма сада от плодов таланта покойного кази-Атааллах Варамини. Прекрасно сказано и очень хорошо сплетено:

 

 О, как величествен прекрасный замок великого шаха,

 Ведь порог его сравнялся с Сатурном.

 Когда шах всходит на его верх, разум говорит:

 Это - некий Моисей обитает на Синае.

 Я придумал для года окончания его -

 От одного полустишия произошли две даты, -

 Шах спросил о годе даты, я сказал:

 "Высший рай" и "лучшее из жилищ" 63.

 

 А то, что написано в айване Чихил-Сутуна, - газель хадже-Хафиза:

 

 Созвездие Близнецов на заре положило передо мною перевязь,

 Что значит - "я - раб шаха и клянусь".

 Кравчий, подойди! Ибо при помощи устрояющего счастья

 Исполнилось от Бога мое желание.

 О, шах! Если я достигну трона головою, полною мудрости,

 Все же я лишь раб этой превосходительности и нищий тех дверей.

 А если ты не поверишь в этом рассказе сему рабу,

 Я приведу доказательство из речений Камаля:

 Если я оторву от тебя сердце и отниму любовь,

 Ту любовь кому брошу? то сердце куда дену? 64

 

 А эту газель, принадлежащую мавлана Хусам ад-дин Маддаху, - на него милосердие! - согласно высокому приказу он написал на портале Чихил-Сутун и прекрасно начертал:

 

 Мы - рабы царя мужей -

 Не признаем другого руководителя, кроме Али;

 Мы - прах ног Абу-Зар Гаффара 65,

 Рабы веры Сальмана.

 В отношении верности и любви к Хайдару

 Что бы ни сказал, мы - в тысячу раз больше.

 Жаждущие земли Кербелы и Неджефа,

 Мы - паломники хорасанской Каабы,

 Все, что находится в описании Муртаза,

 Мы нашли в слове славословия.

 Послание, которое было бы лишено его имени,

 Мы не читаем, если бы даже наши головы пропали,

 Пусть от нас убегут лисицы!

 Мы знаем логовище льва-самца!

 Враги Али, словно бутоны, с кровавым нутром,

 Мы - словно розы с смеющимися лицами.

 Благодарность Богу! как Хусам ад-дин

 В нищете мы являемся нищими султана 66.

 

 Дата - 966 год 67. Мавлана после окончания надписей не получил отпуска на возвращение в наисвятейший Мешхед, несмотря на то, что его высочество мирза постоянно делал представления наивысочайшему трону. Мавлана таким образом в стольном городе Казвине занимался изучением и обсуждением, перепиской и писанием кита до того времени, пока не отправился на тот свет в Казвине в 969 году 68. Один из современных ученых сочинил относительно даты смерти мавлана:

 

 Сотня жалостных восклицаний! ушел из мира Малик, единственный своего века.

 Он был каллиграфом, ученым, дервишем, шедшим по правильному пути,

 Он был Якутом своего века; день, в который он ушел из мира,

 Стал хронограммой его смерти: "Якут [яхонт] века-Малик" 69.

 

 Он хорошо сочинял стихи, по большей части касиды и газели. Для царевича луноликого, победоносного султана Ибрахим-мирзы, он сочинил "Гуи о чоуган", где у него прекрасно объяснены правила игры в поло.

 Эти стихи принадлежат мавлану:

 

 Чтобы обольстить меня, ты сначала притворилась верной,

 Когда унесла основу моего сердца, то открыла руку притеснения70.

 Она не чужая из глубины сердца, моя владеющая сердцем возлюбленная.

 Она показывает себя влюбленной для моей обиды71.

 Тело мое все в синих цветках от камней красавиц,

 Мой стан - пальма горя, они ее цветы72.

 

 И этот отрывок также принадлежит ему:

 

 Малик! Лучше, чтобы ты искал какого-либо друга,

 Чтобы ты тревожился за его плохое и хорошее,

 Не видав от него радости и спокойствия,

 Чтобы был соучастен с ним в горе и печали73.

 

 Мавлана начал список Корана почерком насталик, споспешествования к окончанию не получил, - должно быть, не обладает счастьем. Хотя друзья хотели, а так случилось74. От мавлана Малика остался один сын по имени мавлана Ибрахим. Он стал выдающимся в изучении наук и в стихах. Своим прозванием он сделал "Са-гири". После того как мирза-Махдум Шарифи75 бежал в Рум, он также бежал, отправился в ту страну и край, там и умер.

 Мир-Садр ад-дин Мухаммед - сын его высочества мирзы Шараф-и-Джихан. Он - из сеидов "хасани", "сейфи"76 стольного города Казвина. Достоинства и совершенства, той светлости в сочинении стихов во всяком роде более того, чем можно это описать. Их благородное имя упомянуто в этой рукописи ввиду мастерства в письме. Упражнение в почерке насталик и обучение ему они брали у мавлана Малика. В непродолжительное время они, изволив усовершенствоваться, стали известными; не имеют равного в отношении вкуса в эпистолярном искусстве и изяществе выражений. Они пишут "Тазкират аш-шуара",77 занимаются этим уже более тридцати лет. Надеюсь, что будут успешны в окончании [этого сочинения] в том виде, как замыслил благодетельный помысел той светлости78.

 Мавлана Дуст Мухаммед из города Герата79 - ученик мавлана Касим Шадишаха. Он написал почерком насталик список Корана. У шаха, равного достоинством Джаму, пребывающего в раю, к нему было полное расположение. Он удалил всех писцов из китаб-ханэ, кроме него; он давал обучение почерку царевне Султаным. 80 Мавлана Рустам Али был племянником [по сестре] мастера Бехзада, художника, прекрасно писал, был хорошим писцом. Вначале он был в китаб-ханэ его высочества, чье убежище - милосердие, Бахрам-мирзы, в конце дней старчества пребывал в китаб-ханэ его сына, его высочества, находящегося в раю, победоносного султана Ибрахим-мирзы, - да освятит Бог место его успокоения! - в священном, пресветлом Мешхеде; там он и упокоился в 970 году! 81 похоронен рядом с мазаром покойного мавлана султан-Али Мешхеди.

 Мавлана Мухибб-Али был любимым сыном мавлана Рустам Али, хорошо писал крупно и мелко, был китабдаром его высочества, пребывающего в раю, победоносного султана Ибрахим-мирзы, - да прохладит Бог его могилу! - был в числе его приближенных. Он писал под именем "Ибрахими". После двадцати лет придворной службы его высочеству мирзе [Мухибб-Али] удалили от службы его высочеству мирзе и потребовали в стольный город Казвин. Через некоторое время, взяв отпуск на предмет паломничества к высоким священным мощам, достоинством равным райскому лотосу, мавлана отправился в паломничество. По возвращении, немного времени спустя, он умер в Казвине82. Его останки перевезли в наисвященный, пресветлый Мешхед и похоронили рядом с отцом его мавлана Рустам Али. Относительно даты его смерти некоторые из талантливых людей сочинили этот отрывок, а покойный мастер мир-сеид-Ахмед написал его на могильной плите:

 

 Увы! ушел из тленного мира мулла-Мухибб-Али.

 О, Господи, пусть ему местом будет середина рая!

 Как он был почитаем и уважаем людьми этого мира,

 Да будет он также почтен, о, Господи, на том свете.

 Я спросил у ума дату его смерти. Тот ответил:

 "Да будет имам защитником муллы-Мухибб-Али". 83




1)Фатхаллах, 17-а: "и видов письма - семь: мухаккак, сульс, тауки, рейхан, насх, рика и губар"

2)В тексте пропуск

3)Размер: рубаи

4)Размер: хазадж

5)Размер: рамал

6)Возможно толкование "сделал - вот я готов". Загадка на имя "наджм" - "звезда" не разгадана

7)Размер: хазадж. Биография Сими Нишапури, обладавшего наряду с гигантской стихотворной продуктивностью таким же гигантским аппетитом, подробно изложена по Доулет-шаху и Хондемиру - Huart, 107

8)Размер: музари; "эмир" - мир-Али, "султан" - султан-Али

9)Ученик султан-Али

10)Размер: мутакариб. Та-ха - наименование двенадцатой главы Корана; Иасин - эпитет пророка Мухаммеда

11)"Риза" - милость, милосердие

12)Али Хусейни - мир-Али

13)Знаменитый поэт XV в., находился при дворе султанов-ти-муридов: Абу-Саида и султан-Хусейна, род. 1414 (817), умер 1492 (898)

14)Название одиннадцатого месяца мусульманского лунного года

15)Размер: рамал. Хронограмма заключается в числовом выражении букв, составляющих слова "перо судьбы" = 20+30+20+100+800+1 = 971; зу-ль-када 971 г., т. е. 11.VI-11. VII 1564 г.; дата вызывает сомнение, принимая во внимание биографические данные мир-Али, приводимые на стр. 137

16)Размер: рамал. Хронограмма заключается в числовом выражении букв, составляющих слова: "хвала восьмому имаму" = 40 +4 +8 +1 +40 +5 + +300+400+40+10+50 = 939 = 1532/33 г.

17)Основатель велико-монгольской династии в Индии, ум. в 1530 (937) г.

18)Размер: рамал. В оригинале имя "Тимур" таюке рифмуется с именем "Бабур", что является подтверждением правильности чтения имени основателя велико-монгольской династии в Индии через "Бабур", а не "Бабер"

19)Пророк, нашедший "воду жизни" и получивший бессмертие

20)Убейдаллах-хан ибн-Махмуд, брат Шейбани-хана, правил в Бухаре с 1512, стоял во главе всех узбеков с 1533, ум. в 1539 (В. В. Бартольд. История культурной жизни Туркестана, 97); в Тухфэ-и-Сами, 20, упомянут в качестве поэта

21)Рубаи на тюркском языке

22)Та же стихотворная загадка в несколько измененной редакции в биографии мир-Али в Тухфэ-и-Сами, 47

23)Размер: рамал

24)935, т. е. 1528/29 г. Имеются в виду события 1528/29 (934/35) г., связанные с походом узбеков на Герат (Алам ара, 39, Шараф-намэ, II, 169-171). Хусейн-хан ибн-Абди-бек Шамлу, приходившийся по женской линии племянником шаху Тахмаспу, был назначен в качестве правителя Герата в 1525/26 (931) г., после смерти своего брата Дурмыш-хана (Зейн аль-абидии, 253-а). Исходя из этих данных, следует признать неверными даты переезда мир-Али в Бухару как в Тухфэ-и-Сами, 47 (1519/925), так и у Huart, 227, 1538/39 (945)

25)Время правления 1540 (947)-1549 (957). Известна рукопись работы мир-Али 1537/38 г. для китаб-ханэ Абд аль-азиз-хана - "Сокровищница тайн" Низами (В1осhet. Peintures de mss. arabes, pers. de Bibl. Nat., p. 7)

26)Алам ара, 129, относит второе двустишие к биографии ага-Риза, передавая его в следующей редакции:
Меня требуют все цари мира, а у меня
В Исфахане печень из-за средств к существованию облилась кровью.

27)Второе и третье двустишия переведены по-французски Huart, 227

28)Размер: рамал

29)Huart, 227 и примечания, называет датой смерти мир-Али 1558/59 (966) г., указывая вместе с тем, что по данным одной рукописи Тухфэ-и-Сами датой смерти может быть и 1544 (951) г. В печатном издании Тухфэ-и-Сами дата смерти мир-Али отсутствует. Сравни также стр. 133, примечание 6

30)Селение близ Герата, славившееся фруктами (Journal Asia-tique, 1860, p. 477, Муин ад-дин Исфизари)

31)Размер: хафиф. Эти стихи без первого и второго двустишия приведены также в биографии мастера в Алам ара, 124-125; в такой же неполной редакции во французском переводе Huart, 229

32)Алам ара, 124-125, сообщает, что любители каллиграфии предпочитали работу хаджэ-Махмуда работе даже такого выдающегося мастера, как мир-Ахмед Мешхеди

33)Нuart, 229: умер в Герате в 1583 (991) г. (?)

34)Слово чап - левая сторона, как и в русском языке, означает также обратную сторону, изнанку ("надеть платье на левую сторону"), отсюда чапнависи - письмо, написанное в обратную сторону, как обычно пишут для печатей. Мастера, носившие название чапнавис, по мнению Huart, 107, р. 1, упражнялись в писании такого рода левой рукой

35)Тухфэ-и-Сами, 85, указывает, что Махмуд Чапнавис изобрел письмо, называвшееся "близнецы"

36)"Шакаристан" означает одновременно и плантацию сахарного тростника и метафорически - губы возлюбленной

37)Тухфэ-и-Сами, 85: "он (т. е. мастер Маджнун) составил в мою честь стихотворное "Рассуждение" относительно Лейла и Маджнун, а также относительно почерка, чернил и окраски бумаги и относительно того, что относится к окраске бумаги, из этого осталось в памяти:
Краска, благодаря которой письмо бывает красивым, состоит из раствора хны и шафрана

38)Размер: музари. Двустишие приведено в биографии мастера в Хабиб ас-сияр, II, 137, и Тухфэ-и-Сами, 85

39)См. прим. 1, а также мою работу "Маджнун, поэт, каллиграф из Герата" (сборник в честь академика И. Ю. Крачковского)

40)Абди - сокращение от Абдаллах (Huart, 224)

41)Разумеется султан-Али и мир-Али. Edwards, 202-205: текст и английский перевод биографии шах-Махмуд Зарин-калема, начиная с рассказа о словах Абди

42)Размер: музари. Это стихотворение приведено также в биографии мастера в Тухфэ-и-Сами, 81. Тот же источник говорит по поводу смерти мастера: "в эти два года он [Абди] поспешил на тот свет". Следуя этому указанию, можно предположить, что смерть мастера последовала между 1548-1550 (957)г г. (дата написания Тухфэ-и-Сами)

43)Нuart, 225, прозвищем "зарин-калем" (золотое перо) ошибочно именует Абди. Зарин-калем было прозвище шах-Махмуда, на это указывает и Алам ара, 124

44)То же самое Huart, 239; здесь же Huart называет шах-Махмуда учеником мир-Али и султан-Али, что ошибочно, ср. Тухфэ-ц-Сами, 81

45)Об охлаждении шаха Тахмаспа к искусству рассказывает также и Алам ара; 127 и 135; шахом были освобождены от службы при дворе не только каллиграфы и живописцы, но и музыканты

46)Коран, III, 34

47)1564/65 г. Huart, 226, годом смерти мастера называет 1545 (952), что неверно. Ближе к дате смерти Махмуд Зарин-калема находится у Huart, 239, дата смерти мастера Махмуда, написавшего почерком губар "Хамсэ" Низами. Наш текст, таким образом, разрешает неясности, имеющиеся в работе Huart, по поводу Махмуд Зарин-калема и "Хамсэ"

48)Размер: мутакариб

49)1556/57 г

50)Huart, 249, ошибочно датой смерти Касим Шадишаха называет 1640/41 (1050) г.

51)Прозвище, означающее составителя загадок

52)Руми - в первоначальном значении "византийский", после образования османской Турции - "турецкий", "западный", таким образом, текст разумеет, что отец мастера Джамшида был с запада, из Турции

53)Алам ара, 124, сообщает, что каллиграфические работы мир-сеид-Ахмеда пользовались большим распространением в Индии и Средней Азии (Мавераннахре)

54)Ага-Камал ад-дин Зейн аль-ибад Кирмани упомянут в. списке везиров Хорасана (Алам ара, 121)

55)1592/93 г.

56)Текст испорчен

57)1556/57 г

58)Время правления 1576 (984) - 1578 (985)

59)1578/79 г.

60)Алам ара, 124, мастер Малие упомянут в качестве казвинца-дейлемца

61)Ср. стр.82: Шухрэ

62)Huart, 232: мастер Малик принадлежит к ордену дервишей-накшбендиев

63)Размер: мутакариб .Хронограмма заключается в числовом значении букв, составляющих слова: "высший рай" и "лучшее из жилищ" =2+5+ +300+400+2+200+10+50 = 969 и 600+10+200+1+30+40 + +50+1+7+30 = 969, что соответствует 1561/62 г. н. э. Согласно Зейн аль-абидину, 266-б (сообщение, отсутствующее в Шараф-намэ, II, 196), дворцовые сады Казвина начали сооружаться по личному плану шаха Тахмаспа в 1543/44 (950) г

64)Размер: музари

65)Абу-Зар Гаффар - друг Али

66)Размер: хафиф

67)1558/59 г.

68)1561/62 г.; Huart, 238, указывает на 1553 (960) г. как на дату смерти мастера Малика

69)Размер: музари. Хронограмма заключается в числовом значении букв, составляющих слова: "Якут века - Малик" = 10+1+100+6+400 + +70 +90 +200 +40 +1+30 +20 = 968, или 1560/61 г. н. э. Эта дата противоречит стр. 149, примечание 4

70)Размер: музари

71)Размер: рамал

72)Размер: хазадж

73)Размер: рамал

74)Текст неясен

75)Мирза-Махдум Шарифи был близок к Пери-хан-ханум и так же, как упомянутая царевна, являлся приверженцем сближения шиизма и суннизма. В кратковременное правление Исмаила II он был одним из двух садров (Алам ара, 110)

76)Разряд сеидов, ведущих свою генеалогию от аль-Хасан-ибн-Али

77)Литературная антология

78)Садр ад-дин Мухаммед ибн мирза-Шараф, брат Рухаллаха, в Алам ара, 125, упомянут в качестве мастера насталик, ученика мастера Малика. Садр ад-дин отличался разнообразием своих художественных и научных интересов. По сообщению Алам ара, упомянутая в тексте литературная антология осталась незаконченной

79)Алам ара, 124: Дуст Гератский

80)Сестра шаха Тахмэспа, Михин-бану, прозванная Султаным, ум., в 1561/62 (969) г. (Шараф-намэ, II, 217-218). Известны два каллиграфических отрывка стиля насталик ее работы, входящие в состав известного альбома Бахрам-мирзы.(Sakisian, 118-120

81)1562/63 г

82)Huart, 231, приводит биографию Мухибб-Али с прозвищем Наи, т. е. играющий на флейте. Близкая по фактическому материалу к Huart, биография того же Мухибб-Али Наи находится в Тухфэ-и-Сами, 84. По словам Тухфэ-и-Сами, этот Мухибб-Али "хорошо играет на флейте и не плохо пишет почерком насталик". Биография Мухибб-Али Наи весьма мало (за исключением некоторых деталей) напоминает биографию мастера в нашем трактате. По-видимому, у Huart мы имеем смешение двух биографий.

83)Размер: музари. Хронограмма заключается в числовом значении букв, составляющих слова: "да будет имам защитником муллы-Мухибб-Али" (удвоения букв в словах "мулла" и "Мухибб" не приняты во внимание) =40 +30 +1 +40 +8 +2 +70 +30 +10 +200 + 1 +300 + 1 + +80+1+40+2+1+4+1 = 973, что соответствует 1565/66 г. н. э

Предыдущая       Следующая
Оглавление

 
 


Besucherzahler sex search
статистика посещений

Hosted by uCoz